История Чая

История Чая

Есть времена, когда значение «напитка» становится неясным. Если кому надо просто утолить жажду, то он может выпить рис и воду.
Если неожиданно напала меланхолия, печаль или гнев, он может обратиться к вину, чтобы выпить. Но если кто желает рассеять бесплодную апатию, то для этого предназначен чай.»
«Чайный Канон» Лу Юя

Трудно найти уголок Земли, где не любили бы чай. Этот напиток занимает второе место после воды.
Первое упоминание о чае восходит к глубокой древности.

Китайцы не только подарили миру название чая и научили человечество употреблять чай как напиток, но и открыли само чайное растение – чайный куст, впервые упомянув о нём почти 4700 лет тому назад.

Иероглиф для обозначения чая – один из самых древних, он появился ещё в V веке, когда возник сам термин, само слово «чай».

О том, как был обнаружен дикорастущий чай, рассказывают легенды Китая, Индии, Японии.


По преданию, один китайский монах заснул во время молитвы и, разгневавшись за это на самого себя, отрезал себе веки, чтобы они у него никогда больше не слипались глаза.
Из брошенных век и вырос чайный куст.
Японской легенда о чайном кусте говорит о веках принца Дарумы, который проделал то же самое, что и китайский монах, уснув во время медитации. С этого куста его последователи собрали листья и приготовили бодрящий напиток.

Иероглиф для обозначения век и чая – один и тот же, и в китайском, и японском языках.

По другой из них, чай возник во времена творения Земли и Неба, его связывают с именем Государя Солнца Янь-ди.

По третей, император Южного Китая Чен Нунг (III тысячелетие до н.э.) однажды попробовал напиток, который случайно получился из листьев, нечаянно попавших в кипяток. Напиток оказался настолько ароматным и вкусным, что император приказал собрать и сохранить эти листья и издал указ о применении его по всей стране.


Исторические памятники подтверждают, что чай был известен в Китае уже в период троецарствия (220 – 280 годы). Возделывание его как культуры относится к 350 году.

Индусы считают, что чайный куст случайно обнаружил принц Бадхидхарма, путешествуя по Южному Китаю.

Немаловажную роль в распространении чая сыграли буддийские монахи, распространявших вместе с учением и чайную церемонию. Чайные песни, стихи, рисунки, чайные оды — их появилось огромное количество. В китайском обществе была даже «чайная борьба» — крестьяне-чаеводы боролись между собой за лучший, отборный чай, чтобы преподнести его императору. Появились чаи-победители, чаи отборные и подарочные.

В эпоху династии Сун (960 – 1279 гг) техника заваривания совершенствовалась, и сушеные чайные листья ломали и помещали в чашку, а затем заливали кипятком, что придавало чайному настою уже совсем другой вкус.

В династии Юань (1271—1368 гг) и Мин (1368 – 1644 гг) вместо прессованного начали производить рассыпной чай. Измельчение чайных листьев уже не требовалось. Чай стали заваривать, непосредственно заливая горячей водой.

Со времени династии Мин до Цин (1644)чай начали заваривать в маленьких глиняных чайниках, что продолжается и в наши дни.

Долгое время считалось, что кусты – единственный вид этого растения.
В 1763 году один шведский мореплаватель привез известному естествоиспытателю Карлу Линнею из Китая живой чайный куст. Ученый, будучи уверен в уникальности этого растения, присвоил ему в своей классификации название «thea sineusis» – “чай китайский”. И лишь в XIX веке в индийской провинции Ассам, в Бирме и Лаосе были открыты чайные деревья. Ботаникам пришлось признать, что чай имеет и другой вид, которому было дано название «thea assamica» – “чай ассамский”.
Чем дальше на север, тем мельче чайные кусты, а ближе к экватору это уже большие деревья.

Китайские философы говорили, что чай лучше вина, так как, укрепляя и взбадривая, он не вызывает опьянения, и лучше воды, так как не является переносчиком инфекции.

Вначале чай употребляли правители и священнослужители как целебное питье, снимающее усталость, укрепляющее силы и зрение, или в составе мазей, например от ревматизма.
Использовать чай как напиток на его родине начали в V веке.
Чай ценился очень высоко – императоры дарили его своим сановникам в знак поощрения.
В VI веке это любимый напиток знати. Но к Х веку чай уже стал национальным напитком в Китае и, соответственно, предметом торговли.

Отдельно упоминается дарованный Шень Нуном Чай.
Шень Нун ассоциируется у китайцев с духовностью в чае и с его началом. Переводится как “Пахарь Духа” – один из трёх мифических китайских императоров, «первопредков цивилизации», научивший китайцев отсчитывать время, возделывать землю и выращивать культуры, носить одежды, торговать, использовать лекарственные растения.

Обращаясь к Шень Нун за идеей чая, мы находим в первом медицинском каноне Китая “Шэнь Нун Бэнь Цао Цзин” упоминание о чае, как о лекарственной траве. Канон Шэнь Нуна говорит о чае, что он дает возможность человеку меньше спать, создает радостное настроение, от него прекращается жажда, удаляет мокроту и жар, даёт силу.

Лу Юй – это человек, известный в первую очередь тем, что написал “Ча Цзин” или “Чайный Канон”, первый официально (законодательно) принятый в Китае канон о чае, закрепивший представление о происхождении чая, его истории, о способах его обработки и приготовления. То есть Лу Юй ответил в своём Чайном Каноне на вопрос как изготавливать чай, как его пить, и как вообще к нему относиться. Cчитается, что современная чайная культура берёт начало именно с «Чайного Канона» Лу Юя, так как именно там описаны все инструменты, орудия необходимые для изготовления сухого чая и чайного напитка. Также описано какую воду брать и как варить чай.

Лу Юй, жил при Великих Танах в 733-804 годах. И, вероятно, сам образ его жизни, закреплённый в истории, явился обобщающим прообразом жизни всех, кто как-либо связывается с чаем (не зря же он стал чайным святым).

Поэтому всем, кому интересен истинный характер и образ чая, рекомендуем посмотреть краткую биографию Лу Юя.

В возрасте примерно 3-х лет — в 735 году, в 23-й год правления династии под девизом Кай Юань, что значит «Раскрытие начала» — его нашли монахи чаньского монастыря Цзинлин Лунгайсы и передали наставнику Чжи Цзи, который погадал на Книге Перемен для того, чтобы выбрать ребенку имя. Выпал знак Цзянь — «Постепенность», в котором текст к знаку Гуа гласил: «Лебедь постепенно приближается к суше, его оперенье можно использовать для ритуальных одежд». В соответствие с этими словами он дал ему фамилию Лу, что значит «лебедь», и имя Юй, «оперенье». Кроме того, прозвище Хун Цзянь означает «постепенность лебедя».

Лу Юй учился в Хуанцзюань Синдэ. Писал иероглифы, читал буддистские сутры и, кроме того, учился делу приготовления чая, но стать монахом, вести монашескую жизнь и обрить голову не захотел. Когда Лу Юю исполнилось 9 лет, мастер Чжи Цзи попросил его читал каноны. Лу Юй сказал на это: «У учеников Будды при жизни нет братьев, а после смерти нет потомства. А последователи школы Конфуция говорят, что есть три вида сыновней непочтительности. И отсутствие потомства — самая большая из них. Если уходить из семьи, то как же выполнить сыновний долг?» В ответ на это наставник сказал: «Тогда тебе, Юй, нужно принять учение Конфуция».

Наставник пытался пристыдить ученика, заставлял мести землю, чистить сортиры, выполнять грязную работу, пасти коров. Лу Юй, тем не менее, не смирился. Его желание уйти из монастыря становилось всё более сильным. Без бумаги учил он иероглифы и писал их бамбуковой палочкой на шкурах коров. Случайно попалась ему ода Ду Фу под названием «Ода Восточной Столицы». Когда настоятель Цзи Гун узнал про это, то испугался, что ученик увязнет в ненужных мирских знаниях и отойдёт от учения, и отправил Лу Юя в Гуаньшу.

Когда ему исполнилось 12 лет, воспользовавшись невнимательностью монахов, Лу Юй убежал из Лун Гайсы с группой бродячих артистов. С ними он стал очень успешным клоуном и в последствии написал три цзюаня (главы) анекдотов, случившихся с ним в эти годы странствий. В династию Тан, в 5-й год под девизом правления Тянь Бао (746 г. н.э.), губернатор Тай Шоу собрал в Ли Цзиу людей на праздник. Увидев искусство Лу Юя, он подарил тому книгу стихов и порекомендовал отшельнику Чжоу Фуцзы на горе Хумэйшань взять Лу Юя на обучение. В 11-й год (752 г.) Лу Юй поблагодарил Чжоу Фуцзы за учение и вернулся в мир. Там он познакомился с чиновником Цуй Гофу из министерства по ритуалам и управляющим Цзинлина. Они стали хорошими друзьями, часто путешествовали вместе, пробовали воду, говорили о литературе.

В 13-й год Тянь Бао (754 г.) Лу Юй начал исследовать чай. Он отправился в горы Ба Шань в местечко под названием Ся Чуань. Друзья подарили Лу Юю осла, на котором он и отправился в путешествие. По дороге Лу Юй собирал чай, пробовал воду, изучал местные чайные обычаи и записывал свои исследования. В 758 г. он прибыл в Шэнчжоу (в настоящее время провинция Цзянсу, город Нанькин) и поселился в монастыре Сяцзясы, посвятив всё своё время чайному делу. В следующем году он поселился в Дань Яне. В 760 году из гор Сяцзяшань отправился в Шао Си (в настоящее время провинция Чжэцзян, уезд У Си), где поселился в горах отшельником и стал жить «за закрытыми дверями», ни с кем не встречаясь. Там он писал свой «Ча Цзин» — «Чайный Канон», одевался просто, на ногах носил сандалии из лиан, гулял на природе в одиночестве, ходил к крестьянам, собирал чай, пробовал воду в источниках, декламировал каноны и читал стихи. Ходил, ударяя посохом по лесным деревьям, играл с водой из потока, без всякой цели бродил по просторам. Уходил на рассвете и гулял до самого заката. О таком говорят, что «вёл себя, как сумасшедший из царства Чу».

Танский Дай Цзун написал указ с тем, чтобы Лу Юй стал преподавать литературу наследному принцу или стал настоятелем монастыря Тайшансы. Но в обоих случаях Лу Юй не явился на службу. Не ценил он ни власть, ни знатность, не уделял внимания богатству, любил природу и твёрдо держался справедливости. В полном собрании сочинений танской поэзии есть стихотворение Лу Юя, которое является отражением его характера:

Не жду от жизни слитков,
Не чаю чаш из белого нефрита,
Не жажду при дворе входить к владыке,
Не думаю о празднествах в столице,
Стремлюсь лишь быть на Западной реке,
Где некогда сходил с цзинлинских гор.

Лу Юй был разносторонне одарён талантами, и помимо «Чайного Канона», написал ещё много трудов. На основании текста «Вэнь юань ин хуа», где описываются труды Лу Юя, известно, что он написал ещё «Оды четырёх печалей» и «Оды предрассветного неба». Кроме того, он написал три цзюаня об отношениях подданных и государя, тридцать цзюаней «Объяснения источников» и восемь цзюаней описания четырёх родов провинции Цзянси, десять цзюаней жизнеописания людей Севера и Юга, записки об Усинской истории чиновников, три цзюаня гадания по снам. Считается, что когда Лу Юй жил в Цзиньсинтане в монастырях Тянь Лань и Лин Инь, он составил «Записки о горе Улиншань». К сожалению, эти труды не сохранились. Лу Юй также писал стихи, но они не очень известны. Лу Юй сделал выдающийся вклад в чайное дело в Китае и во всем мире. За свои заслуги восхваляется и почитается в качестве «Ча Сянь» или «Ча Шэнь», Чайного Бессмертного или Чайного Бога.

До Лу Юя чай готовили с другими ингредиентами, что, естественно, нарушало его оригинальный вкус. По совету Лу Юя, прессованные листья стали ломать и измельчать, что способствовало проявлению естественного вкуса чая при заваривании. После Лу Юя чайное искусство стало развиваться очень быстро, появились новые технологии выращивания и обработки чайного листа.

Причина была в том, что чай стали считать чудесным снадобьем, питающим жизнь.

Князья и правители, всячески желая угодить, преподносили его императору. Немаловажна также и роль буддийских монахов, распространявших вместе с учением и чайную церемонию. Чайные песни, стихи, рисунки, чайные оды — их появилось огромное количество. В китайском обществе была даже «чайная борьба» — крестьяне-чаеводы боролись между собой за лучший, отборный чай, чтобы преподнести его императору. Появились чаи-победители, чаи отборные и подарочные.

В эпоху династии Сун (960 – 1279 гг) техника заваривания совершенствовалась, и сушеные чайные листья ломали и помещали в чашку, а затем заливали кипятком, что придавало чайному настою уже совсем другой вкус.

В династии Юань (1271—1368 гг) и Мин (1368 – 1644 гг) вместо прессованного начали производить рассыпной чай. Измельчение чайных листьев уже не требовалось. Чай стали заваривать, непосредственно заливая горячей водой.

Со времени династии Мин до Цин (1644)чай начали заваривать в маленьких глиняных чайниках, что продолжается и в наши дни.
Для полноты картины можно привести высказывание Ши Цзэдао, настоятеля монастыря «Вечной радости небесного сознания»:

«Когда вы пьёте чай, сознание становится особенно спокойным. Исчезает дыхание огня, появляется ощущение света и чистоты. Вот это спокойствие и прозрачность сознания очень соответствует требованиям буддизма к состоянию на пути к просветлению.»

0
Отставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *